no copi

понедельник, 16 апреля 2012 г.

*** Качели ***

Качели
качеля, кочуля, катило, арель, арели, рели
Скакание на доске
«Скакухи»
«Скакули»
«Скакушки»

*
В период от Пасхи до Троицы       
Праздничное развлечение детей и молодежи в период от Пасхи до Троицы. Большие качели сооружали для гуляний на пасхальной неделе. Качание на качелях - это отголосок древнего магического действия, призванного стимулировать рост посевов.

*
подборка 
статей и картинок из  открытых интернет источников свободного доступа

William Stephen Coleman (1829-1904)
Качели
Качели (качеля, кочуля, катило, арель, арели, рели) - 
традиционное развлечение детей и молодежи в весенне-летний период. Чаще всего в русской деревне качание молодежи на общественных качелях начиналось с Пасхи и продолжалось до Троицы. Дети могли качаться на домашних качелях от весны до осени. Большие деревенские качели обновляли или сооружали заново каждый год накануне Пасхи или в первые дни Пасхальной недели. Обычно их устанавливали в каждой деревне на строго определенном месте, там, где проходили молодежные гуляния: в саду, на берегу реки или озера, у большой дороги, за деревней на холме, на гумне и т.д. В больших селах молодежь каждого конца или улицы ставила свои качели.

При общем единообразии конструкции качелей в различных русских губерниях могли сосуществовать качели разных типов.

"Скакание на доске"— любимая народная забава, из которой родился цирковой номер «Подкидные доски». Публикуется впервые           http://slavskii.narod.ru/HTML/DE_10.htm

Простейшей и в то же время наиболее древней конструкцией были так называемые "скакухи" - широкая длинная доска, положенная на перевернутый на бок чурбан, способ "качания" на которой назывался "скакание на досках".


Иностранные путешественники, посещавшие Россию в 17 в. описывали также качели "в форме виселицы": два врытые в землю столба, соединенные перекладиной, на которой крепилась веревка со съемным сидением для одного человека. Перекладины могло и не быть, тогда веревку привязывали прямо к верхушкам столбов.

В городах и на ярмарках были широко распространены качели, которые немецкий путешественник 17 в. Герберштейн сравнивал с "колесом Фортуны". По конструкции они напоминали карусель, вращающуюся в вертикальной плоскости, и за эту свою особенность получили название "круглые".

Общественные деревенские качели 19 - 20 вв. подразделялись на два основных вида: "круглые" и "простые".
"Круглые" крепились на двух врытых в землю высоких столбах, между которыми вставлялся вращающийся вал с двумя закрепленными на его концах горизонтально к земле шестами, окончания которых с каждой стороны были соединены двумя короткими досками, на каждую из которых садилось по двое качающихся. Парни, стоявшие с двух сторон такой качели, ухватившись за концы, подымали и опускали ее.
Среди "простых" наиболее распространены были два следующих типа.
1. На двух врытых в землю столбах высотой от трех до пяти метров устанавливался свободно вращающийся вал ("валок", "валек"). В нем прорубались сквозные отверстия, в которых при помощи ремней или железных скоб укреплялись два или четыре вертикальные жерди. К концам жердей крепилась доска - сидение, иногда ее ограничивали с двух сторон перилами, за которые держались при качании. Для большей устойчивости качели столбы подпирались досками или слегами.

Повсеместно в Архангельской области встречались и трехжердные качели (Рис. 6).   ДЕТСКИЙ И МОЛОДЕЖНЫЙ ИГРОВОЙ КАЛЕНДАРЬ РУССКИХ В XX В.

2. Основой для качелей служили "козлы". Бревно-перекладина ("матица", "слега") укладывалось в места пересечений вершин четырех (или шести) столбов, вкопанных в землю. Через перекладину дважды перекидывалась в обхват "матицы" веревка, удерживающая с двух сторон при помощи петель доску - сидение.

В строительстве качелей первого типа участвовали только парни, сооружавшие их для девушек, которые в благодарность одаривали их яйцами. По окончании строительства парни устраивали складчину, жарили яичницу - "колотуху".
Качели на "козлах" парни и девушки сооружали совместными усилиями. На одной из последних недель Великого Поста парни устанавливали "козлы", при этом каждый вносил свою часть строительного материала.


В некоторых местах строительство было обязанностью только тех парней, у которых были сестры на выданье.
В предшествующий посту мясоед девушки на посиделках пряли грубые нитки, из которых в пост парни вили веревку. Двое парней натягивали нити, концы которых третий свивал и наматывал на специальное приспособление для витья веревок - "вьюшку", девушки при этом украшали - "убанчивали", веревку, вставляя между переплетающимися нитями яркие тряпочки.

Качаться начинали в зависимости от местной традиции или в день Пасхи после обеда, или в понедельник на Пасхальной неделе. Часто качание на качелях вместе с сопутствовавшим ему молодежным весельем следовало за прохождением "крестов" - обходом деревень с пасхальными молебнами.

Рядом с качелями устраивалось гуляние, играли гармошки, собиралась молодежь из разных деревень, но качаться разрешалось только местным парням и девушкам. Чужаки должны были ждать приглашения хозяев. Обычно парни усаживали девушек ближе к середине доски, а сами раскачивали качели, стоя или сидя на ее концах.

Edward Henry Corbould

В некоторых местах на качели девушку вел парень, с которым она гуляла.
Они вставали с двух сторон на доску, и девушка подвязывала юбку под коленями поясом, чтобы она не развивались, затем парень раскачивал качели.
В Нижегородской обл. парни при качании "для смеха" устанавливали следующий обычай: усадив девушку посредине доски, они раскачивались как можно сильнее и требовали от нее назвать имя жениха или любимого, угрожая, в случае отказа, перевернуть качели.
Раскачивание с переворотом по несколько раз подряд ("солнышко") считалось особенным удальством.

Качание на качелях обычно сопровождалось пением лирических песен или частушек:
                    "На Святой неделюшке
                    Повесили качелюшки,
                    Сначала покачаешся,
                    Потом повенчаешься".
              или
                    "На горе стоят качели
                    Пойду покачаюся.
                    Нынче лето отгуляла,
                    Зимой повенчаюся".
                                (Некрылова А.Ф. 1991. С. 298)

                    "Лялиё, лялиё,
                    (после каждой строки)
                    Под колокольнею,
                    Под золотым верхом,
                    Там бились, пробились
                    Два сизих голуба
                    За сизую за голубушку.
                    - Хоть бейся, не бейтесь,
                    Не двум я достанусь,
                    Достанусь я голубу
                    Сизокрылому Иванушке".
                    "Лялиё, лялиё,
                    (после каждой строки)
                    Как на горке, на горушке,
                    Да горят огонюшки:
                    Там ребята комарей жарят,
                    Дегтем поливают
                    Песком посыпают.
                    Как на горе, на горушке,
                    Да горят огонюшки;
                    Там девчата поросят жарят.
                    Медом поливают,
                    Сахаром посыпают".
                                (Брянск.; Капралов А. 1986. С. 34)

Иногда между молодежью разных концов деревни устраивалось соревнование из-за качелей, при этом парни могли созорничать: подпилить качели у другой компании.


В Новгородской губ. в окрестностях Белозерска, когда на качелях раскачивались по одному, устраивалась очередность, которая определялась при помощи игры.
Играющие бросали голик или специально сшитый мяч "в виде дыни - комок из тряпок" в ноги тому, кто сидел на качелях. Он старался оттолкнуть его как можно дальше, чтобы никто не смог его поймать. Когда кому-нибудь удавалось схватить веник или мяч, он занимал место качающегося.


Кое-где место, на котором устанавливались качели, считалось "нечистым". В Сибири бытовало поверье, что человека, упавшего с качелей и убившегося насмерть, надо хоронить на том же месте, где это случилось.

Кроме качелей в некоторых местах устраивали также разновидность карусели - "бегунки", "гиганы", "гигантские шаги".
В центре деревенской площади ставили столб высотой до пяти метров, в его вершину забивался штырь, на который одевалась крестовина (плотно пригнанные друг к другу перекладины), которая свободно вращалась. К концам перекладин привязывали веревки, оканчивавшиеся петлей для сидения. Катались на такой карусели двумя способами. Первый - разбегались и, схватившись за веревку, отрывались от земли; и второй - катающиеся усаживались в петли, кто-нибудь начинал раскручивать крестовину, подхватывая веревки при помощи длинной палки с рогаткой на конце, от чего сидящие подымались все выше. Также как на качелях, на "бегунках" катались с Пасхи до Троицы в праздничные и в воскресные дни.

Во многих местах наряду с качелями были широко известны описанные выше "скакухи". Один из скакавших становился на один конец доски, другой прыгал на противоположный конец, подкидывая первого вверх, при этом играющие выделывали в воздухе разные фигуры. "Скакухи" делали не только в послепасхальный период, дети и подростки скакали на них и летом, и зимой.

Молодежь прекращала качаться с окончанием пасхальных празднеств: самое раннее - в субботу на пасхальной неделе или в следующее за ней Фомино воскресенье; во многих местах качались по воскресеньям или каждый вечер вплоть до Вознесения ("Качаются, пока Христа поют. Убирают, когда Христос улетел" - Пестовский р-н Новгородской обл.); наиболее поздней границей была Троица. В Архангельской губ. по реке Ваге на качелях катались "пока не засеют", поскольку с этого момента "нельзя землю топтать". При этом качели или разбирали целиком, или снимали веревку.


В некоторых местах кроме пасхальных праздников молодежь качалась на качелях в дни, связанные с кликаньем весны, при этом качели часто вешали в помещении: в сараях, амбарах и т.п.
В Поволжье качели были одним из масленичных развлечений (см. Масленица). В Тверской губ. веревки для качелей, к которым привязывали доску, вешали на гумнах, а, качаясь, пели:
                    "Масленица - масленица,
                    Вылетала с куста ластовица,
                    Кидала масло по кому,
                    Кто ухватит, так тому!
                    Ухватила молода Анютка.
                    Анютка ком ухватила,
                    Черпачки топила,
                    Свово суженька поила!"
                                (Традиционные обряды и… 1985. С. 36 - 37)

                    В некоторых местах Калужской губ., где качались в основном на Пасху, а подобное развлечение на Великом Посту считалось грехом, качели вешали также на Сороки.
За два дня до этого праздника девушки собирались в избе у какой-нибудь из подруг и вили толстую веревку для качелей, которые тогда же вешали. В день Сорока мучеников девушки с "жаворонками" отправлялись в сарай качаться: шестеро садились на доску, двое раскачивали. Так качались от Сороков до Вербного воскресенья, в которое качели снимали. В Поречском у. Смоленской губ. качание на качелях также было важнейшим развлечением 9 марта. В Тверской губ. (в селениях по р.Тверец) при полном запрете на гулянья во время Великого Поста, на Благовещение и Вербное воскресенье запрет на пение песен и качание на качелях снимался. В Архангельской губ. девушки от Благовещения до Пасхи скакали перед домами на досках, при этом на Пасху скакать на досках уже запрещалось, говорили: "Христа затопчешь".
                    В некоторых местах Вологодской губ. качание молодежи на качелях было приурочено в большей степени к Троице, чем к Пасхе.
В Кадниковском у. Вологодской губ. молодежное гуляние с качание на качелях происходило в Всесвятское воскресенье - заговенье на Петровский пост (см. Всесвятская неделя), называвшееся здесь "яишным заговеньем". Хозяева качелей качали молодежь из других деревень за дополнительную плату, в качестве которой могло выступать яйцо. В Брянском Полесье (так же как у белорусов Гродненской обл.) молодежь обязательно качалась в Петров день.
                  

Церковь и светские власти на протяжении долгого времени относились резко отрицательно к качанию на качелях и даже старались запретить их наряду с другими народными развлечениями.
В царской грамоте Белгороду от 1648 года белгородцам ставилось в укор, что они "на качелях колышутся и на веревках, и на Святой неделе женки и девки на досках скачут" (Рабинович М.Г. 1978. С. 168). В 1743 году Синод предложил правительству запретить "скачки, ристания, пляски, кулачный бой и другие бесчинства", но ситуация изменилась, и Сенат отклонил это предложение, дословно процитировав один из петровских указов 1722 года: "подобные общие забавы в свободные от работы праздничные дни служат для народного полирования (просвещения), а не для безобразия".
                  

 Разнообразные качели и карусели, бывшие в 19 в. только развлечением, являлись отголосками весеннего аграрно-магического обрядового действия.
Подъем вверх, подбрасывание, подпрыгивание и т.п. - древнейшие магические приемы, призванные стимулировать рост и вегетативную силу растительности, особенно посевов, от которых зависел будущий урожай.

материал подготовлен
Холодная Вера Георгиевна

Российский Этнографический музей
http://www.ethnomuseum.ru/


================================================


Скакание на доске

Один из наиболее распространенных вариантов традиционных качелей («Скакухи», «Скакули», «Скакушки»).

Были распространены у русских, украинцев, белорусов, а также у финно-угорских народов северо-востока России.

«Скакухи» можно отнести к числу самых простых по организации деревенских развлечений. Устраивались они следующим образом: на «деревянный отрубок толщиною вершков 10-ти… кладется срединою доска аршин 5, по концам этой доски становится по девице и скачут попеременно, скоком поднимая одна другую кверху». Так как зачастую в праздничные дни в деревнях устанавливали не один такой снаряд, а несколько, площадка с качелями представляла собой живописное зрелище. Девушки, играющие на разных досках, всячески пытались отличиться, показать себя: кто-то старался подпрыгнуть выше всех, кто – во время полета пробовал выполнить какое-нибудь замысловатое па. Скакание на доске было сопряжено с выполнением различных фигур, каждая из которых имела свое название, например, «сновать», «ткать», «кроить», «шить», «черепья собирать», «землю мерить», «полотенца дарить». Если кто-то приземлялся мимо доски, это называлось «череп разбила», «корчагу получила», «пену макала». Интересно, что некоторые из данных названий перекликаются как с названиями и терминологией славянских и южнорусских весенних хороводов, изображавших процесс ткачества и изготовления одежды девушки-невесты, так и с вологодскими масленичными обычаями с собиранием черепков.

При все незамысловатости устройства, данный вид качелей имел ряд специфических, в чем-то даже уникальных особенностей.

Первая особенность – хронологическая.
В отличие от других видов качелей, которые хотя и имели определенные временные ограничения по устройству, «скакухи» разрешалось устраивать только в короткий промежуток времени между Красной горкой и завершением сева хлебов. Выделение верхней границы было связано с многочисленными ограничениями, действующими в течение Великого поста и, после, во время проведения пасхальных торжеств. Нижняя граница устанавливалась в связи с тем, что после окончания сева по представлению крестьян «земля беременна» ("…после того как посеют, в полях посадят огороды, девушкам не следует скакать на досках, потому что все посадили. «Все посияно – тяжело земле будет»). Кроме того запрет на «скакухи» был связан с тем, что считалось, что таким образом «Христа приколачивают».


Вторая особенность – гендерная: скакание на доске было исключительно девичьим развлечением.
Скорее всего это могло быть связано с магическими представлениями о подъеме вверх, подпрыгивании, подбрасывании чего-либо. Е.В. Аничков усматривал этом рудименты обряда очищения весенним воздухом; Д.К. Зеленин видел в этих действиях ритуал, связанный с земледельческим культом: высота взлета на качелях и прыжков на доске должна была послужить символом мощного роста растений и вызвать этот рост.

Несмотря на то, что постепенно обрядовая составляющая такого традиционного действа, как «скакание на доске» исчезла, сами «скакухи» сохранились, их по-прежнему иногда устраивают в весенние праздничные дни в русских деревнях.


Источники и литература:
Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991.
Любимова Г.В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX – начало ХХ века. Новосибирск, 2004.
Морозов И.А., Слепцова И.С. Круг игры. Праздник и игра в жизни севернорусского крестьянина (XIX – ХХ вв.). М., 2004.
Соколова В.К. Весеннее-летние календарные обряды, русских, украинцев и белорусов. М., 1979.
Терещенко А. Быт русского народа. Забавы, игры, хороводы. М., 1999.

Метки: Народная культура, Россия

© 2011 - 2012. Нomo Festivus
http://homofestivus.ru/

 
==================================
==========

Комментариев нет:

Отправить комментарий

БЛАГОДАРЮ ЗА ВНИМАНИЕ!
Заходите еще.