no copi

понедельник, 16 апреля 2012 г.

*** Волочебный обход ***


Волочебный обход
(обход волочобников, влачебников, волынщиков, лалынщиков, лалыльщиков, куралесников)
*
Воскресенье пасхальной недели
Обход домов группами мужской или женской молодежи в пасхальное восресенье с пением волочебных песен (от слова "волочиться" - идти, брести) и с просьбой о вознаграждении.

Волочебный обход
Волочебный обход (обход волочобников, влачебников, волынщиков, лалынщиков, лалыльщиков, куралесников) - обрядовый обход домов в пасхальное воскресенье, на Пасхальной неделе (иногда в период с Пасхи до Вознесения) с пением волочебных песен. У русских он был известен в Псковской, Смоленской, Брянской, Калужской и Орловской областях, преимущественно на территории прилегающей к Белоруссии, в которой был широко распространен. В 20 в. обряд был также зафиксирован у населения востока Тверской обл. и в Западной Сибири, где, возможно, является поздним заимствованием от переселенцев-белорусов. Название обряда происходит от типичного песенного зачина, в котором употребляется глагол "волочиться" - "волочить" в значении "идти", "брести".

Изначально участниками обряда были женатые мужчины и парни, объединявшиеся в группы по 8 - 10 человек. В Смоленской губ. группа имела четкую структуру, возглавлял ее "запевало" ("починальник", "начальник"), который руководил всем ходом обряда, подбирал песни, начинал пение и принимал вознаграждение от хозяев. Остальные ("помогальнички", "подхватнички") подхватывали и хором исполняли "волочобную" песню или только ее припев. Аккомпанировал пению музыкант со скрипкой, гудком или волынкой. Один из волочебников нес мешок для угощений (его называли "мехоноша", "скоморох"); иногда ему помогал "рожевник" (или "хомяножа") с шестом в руках, на который насаживали куски подаренного мяса и сала. "Волочобники" начинали ходить по деревне после церковной службы - вечерни. Подойдя к дому, они становились под окнами. "Заводила" спрашивал у хозяев разрешение "дом развеселить" и, если таковое получал, начинал петь. В конце пения "волочобники" просили о вознаграждении, "рожевник" совал в окно заостренную палочку, ожидая подарка; если его не давали, пение продолжалось. Хозяева ждали волочебников как желанных гостей, считая, что от их визита зависит благополучие хозяйства, но в дом приглашать их было не принято, угощение (крашенные яйца, пироги, хлеб и т.п.) или деньги выносили во двор или подавали через окно. Если на улице встречались две группы волочебников, между ними возникало соперничество, которое иногда принимало форму состязания в отгадывании загадок. Победившая в состязании партия отнимала весь сбор у побежденной. В завершение волочебного обхода его участники устраивали пирушку в доме одного из них или делили собранное, отдавая наибольшую часть "запевале".

Волочебные песни близки к рождественским колядкам. Они имеют трехчастную структуру: зачин, содержащий обращение к хозяевам за разрешением спеть песню или описание блужданий волочебников в поисках хозяйского двора; основная часть с величаниями и благопожеланиями, описанием годовых праздников, а также заключение с просьбой вознаградить их за песню или с благодарностью за полученные дары. Каждому из членов семьи полагалась своя песня: для хозяина и хозяйки она содержала хозяйственные благопожелания, а для их детей - любовные и брачные.

В некоторых местах Смоленщины песни, с которыми парни обходили деревню на Святой неделе назывались "куралес". Выстраиваясь под окнами, парни пели сначала для хозяина:
                    "Ай шли, прошли волочебники.
                    Христос воскрес, Сыне Божий!
                    (далее после каждой строки)
                    Аны шли, прошли, волочилися.
                    Волочилися, намочилися.
                    Аны пыталися до того двора, до Иванова.
                    Ти дома, дома сам пан Иван?
                    Он не дома, а поехал в столен город.
                    Соболева шапка головушку ломит.
                    Кожаный пояс серединку ломит.
                    Куння шубка по пятам бьется.
                    Вы дадите нам, не морите нас!
                    Пару яиц на ясминку.
                    Кусок сала на подмазочку.
                    Конец пирога на закусочку".
                    (              Коринфский А.А. 1995. С. 179)

Если в доме была девушка на выданье, для нее за дополнительную плату исполняли "паву". Считалось, что та, для которой была спета эта песня вскоре непременно выйдет замуж и наоборот:
                    "Пава рано летала;
                    Раньше того девица встала,
                    Да перья собирала
                    В веночек ввивала,
                    На головку надевала,
                    Сукните молодца,
                    Подайте колос!"
                                  (Коринфский А.А. 1995. С. 180)

В Поречском у. Смоленской губ. "хождениеволочебников" начиналось в первый день Пасхи с самого раннего утра. По деревне ходило несколько групп, делившихся по возрасту: дети, парни и мужики. Подходя к дому, они останавливались в переднем углу, и после песен с благопожеланиями обращались к хозяину с требованием вознаграждения:
                    "Хозяюшка, наш батюшка,
                    Не вели томить, прикажи дарить!
                    Наши дары не великие:
                    Не рублем дарят - полтиною,
                    А и той золотою хоть гривною,
                    Починальчику - по десяточку,
                    Кто за ним поет - по пяти яиц,
                    А скомороху - сито гороху,
                    Хомяноже - кусок сала,
                    Кусок сала - боты мазать,
                    Чтоб не топтались, грязи не боялись,
                    Не хочешь дарить - ступай с нами ходить,
                    С нами ходить - собак дразнить,
                    А где не перейдем - там тебя положим".
                                  (Громыко М.М. С. 209)

После того, как их одарили, волочебники христосовались с хозяином, поздравляли всю его семью с праздником (см. Христосование).

В Тверской губ., в местах, где осели переселенцы из Белоруссии, русские переняли и интерпретировали по своему белорусскую волочебную традицию. В первый день Пасхи девушки и парни с гармошкой ходили по деревне и пели "волочебные песни":
                    "Волочебники волочилися
                    Тудай-дай и-тудай!
                    (после каждой строки)
                    Волочилися - намочилися!
                    Приволочилися к доброму пану.
                    А святое рождество поперек пошло,
                    Святой Василий с Новым годом!
                    Святой Ягорий взял ключики,
                    Пошел в поле, росу выпустил,
                    Росу мокрую, росу теплую.
                    Святой Никола с сявбой в поле,
                    Евдокия пуни (сараи) чистит.
                    Илья - рожь зажинает,
                    Снопки кидает,
                    А Святая Причиста -
                    Поле чисто!"
                                  (Традиционные обряды и обрядовый фольклор. 1989. С.54)

Хозяева выносили волочебникам яйца, пироги, подарки, отдавая их со словами: "Спасибо, Христос воскрес!". Упоминание в песне праздников, этапов годового хозяйственного цикла, должно было магически предопределить успешное завершение все хозяйственных начинаний.

начале 20 в. во многих местах исполнителями сходных обрядов становились женщины. В Псковской губ. в обходе участвовали преимущественно девушки и молодухи, приходившие с песнями под окна соседей поздно вечером. Их называли "волынщицы" или "лалынщицы" (Великолуцкий у.) от слова "волынь", названия пасхальных песен, в которых славили Христа. В южнорусских губерниях бабы-соседки ходили по своему селу, останавливались под окнами и пели, описывая благополучие и избыток в хозяйстве, а заканчивали пение просьбой об угощении и угрозой скупым хозяевам:
                    "Кто не даст нам яйца -
                   Околеет овца.
                   Не даст сала -
                   Коровушка пала".

После обхода женщины собирались в избе одной из участниц и устраивали пиршество, во время которого присутствие мужчин не допускалось.

В Жиздринском у. Калужской губ. подобный обычай называли - "лалынкать". "Лалынканье" состояло в том, что молодые девушки и девочки-подростки на Святой неделе ходили колядовать по своей деревне. Как только отслужат молебны и вынесут из деревни иконы, девчата собирались вместе, ходили по дворам и пели следующую песню:
                   "Вдоль по улице, по широконькой
                   Там и шли, прошли да лалыньшечки,
                    Да лалынь, лалынь, лалыньшечки.
                   Они шли, прошли, волочилися,
                   Деревенских собак надразнилися
                    Да лалынь, лалынь надразнилися.
                   Они шли прошли да к тому двору,
                   К тому двору к широкому,
                   К широкому, к богатому,
                    Да лалынь, лалынь, к богатому.
                   Уж и чей это двор?
                   Чей богатый двор?
                   Щеколдочка, что рыбий зубок,
                    Подворотенка серебряная.
                    Да лалынь, лалынь, серебряная.
                   Ты хозяин, Герасеюшка!
                   Выходи на свой широкий двор.
                    Да лалынь, лалынь, на широкий двор.
                   Собирай хмелек по тычиночкам.
                    Да лалынь, лалынь по тычиночкам.
                    Уж и этот хмелек тебе надобен
                   Тебе пиво варить, сына женить.
                    Да лалынь, лалынь, сына женить".
                                (АРЭМ. ф. 7. оп. 1. д. )

Выслушав пожелание, хозяева выносили "лалыньщицам" десяток яиц, кусок сала или пирога. Тем же, кто отказывался платить дань, пели:
"Уж дай тебе Бог, восьмину блох!
Две мерки клопов". (там же)

После обхода девушки отправлялись в поле, жарили там яичницу с салом, пели песни и водили хороводы.

В 19 - начале 20 вв. волочебные обходы уже были одним из праздничных развлечений, но крестьяне верили, что благопожелания волочебников могут принести семье довольство, а хозяйству удачу.

Хотя в некоторых местах, там, где волочебниками были мужчины, обходы связывали с церковной традицией и говорили, что они символизируют хождение по земле апостолов во главе с Христом от Пасхи до Вознесения, корни обряда уходят в глубокую древность. Он восходит к мужским обрядовым обходам, назначение которых было в передаче посвященными - взрослыми мужчинами - всевозможных благ от "вышних сил" и предков людям - членам рода, общины.

материал подготовлен
Холодная Вера Георгиевна

Российский Этнографический музей
http://www.ethnomuseum.ru/


========================================
===================
===

Комментариев нет:

Отправить комментарий

БЛАГОДАРЮ ЗА ВНИМАНИЕ!
Заходите еще.